Отзывы
  • Много писать не буду. Очень понравилась экскурсия -30.06.2016-экскурс. Лариса Дударовская. Не смотря, что погода немного не удалась, все прошло хорошо. Время пробежало очень быстро, хотелось слушать еще ...

    Спасибо большое за отзыв, Ирина! Нам будет приятно видеть Вас на наших прогулках вновь! :)
Календарь
Опросы

Откуда вы о нас узнали?

  •   
  •   
  •   
  •   
  •   

Vl.ru знакомится с Миллионкой

Vl.ru знакомится с Миллионкой
11.06.2014 05:15

«Здравствуйте, меня зовут Виктор, и я работаю в музее. Сегодня я буду вести для вас экскурсию», — такими словами директор музея имени Арсеньева Виктор Шалай начинает полуторачасовую прогулку по Миллионке. Побывали на прогулке по «китайскому Владивостоку» и корреспонденты VL.ru.

В группе 15 человек (поэтому билеты лучше бронировать заранее). Мы начинаем путь у дверей музея на Светланской. Там наш экскурсовод говорит, что во время прогулки «мы попытаемся сформировать другое отношение к городу». И отмечает, что границы Миллионки знатоки определяют по-разному. Одни утверждают, что это «треугольник» между железнодорожным вокзалом, Пограничной и Семеновской. Другие твердят, что она расположилась лишь в пределах одного квартала. «Но мы не будем участвовать в этом споре. Ведь границы, на мой взгляд, не самое ценное. Куда важнее содержание…».

Заходим в подворотню, которая соединяет Светланскую с Фокина, останавливаемся. Там нам рассказывают об этническом составе населения Владивостока и занятиях мигрантов в начале прошлого века. Следующая остановка — у фонтанов на Фокина. Или, как логичнее именовать эту улицу в контексте «прогулки по началу века», — Пекинской. Ее так, кстати, назвали вовсе не в честь китайской столицы, а в честь Пекинского договора 1860 года, который определял границы между Российской империей и империей Цин.

Если бы мы шли этим маршрутом в 1910-1920 годы, то одно из пяти лиц было бы азиатским, рассказывает наш «Вергилий»: «А европейские лица — отнюдь не все русские. Много финнов, поляков, других эмигрантов. Мир тогда делился на очень удаленные части, и Владивосток был городом, через который Россия разговаривала с другим миром».

В переулке на Фокина нам открывается типичный ракурс Владивостока начала прошлого века. На веревках сушится белье, между крышами виднеется синее безоблачное небо, старый город выдают и дома из тесаного камня — его добывали на каменоломнях те же самые китайцы. Под которых порой «маскировались» японцы — зачем, нам тоже объясняют…

Виктор пересказывает воспоминания своей бабушки. Иногда ее, еще маленькую, оставляли в ресторанчике, которым владели китайцы. И радушные хозяева с удовольствием нянчили ребенка — играли, гладили по длинным волосам, кормили повидлом, которое готовили сами в больших чанах. А когда девочку оставляли одну дома, и она сидела и грустила в ожидании взрослых, соседи-китайцы поднимались по лесенке, стучались в окно, говорили на ломаном русском: «Твоя не надо плакать. Мама скоро прийти». И ставили на подоконник тарелку с повидлом.
…Каких-то сто лет назад здесь, в самом центре «форпоста России на Тихом океане», были китайские дома, магазинчики, конюшни, кафе. Сейчас они медленно уходят «в прошлое», а точнее, под землю — это видно по аркам на стенах зданий улицы Семёновской; изначально они были двухметровыми.

Нам говорят о богатых китайцах и бедняках, о влиятельной коммерческой ассоциации, которая разрешала все коммерческие и некоммерческие споры и которую все побаивались. О подвалах Миллионки, жизнь в которых была покрыта мраком. О публичных домах, опиумокурильнях, игорных заведениях, где оставшиеся без денег китайцы ставили на кон собственную боль и даже жизнь… И о трех китайских театрах на улице Семеновской, которая так и называлась — Театральная.

Один из них был на Семеновской, 3 — там сейчас расположена детско-юношеская школа гимнастики, и, если зайти вовнутрь, можно увидеть место, где был зрительный зал и сцена. И представить, как в сигаретном дыму (курить разрешалось) галдели одетые в длинные черные халаты китайцы, распивая зеленый чай и лузгая семечки. Декорации были странными — их делали из чего угодно — например, могли поставить трактор и «объявить» его дворцом.

На сцене всегда было две стороны — Добро и Зло. О чем говорят актеры, русский человек вряд ли мог разобрать. Но внимательный наблюдатель различил бы, как меняются акты в спектакле, а по всегда бурной реакции зрителей определил, какая из сторон берет верх.

«…В 1935-36 годах китайцы покинули Владивосток. За каких-то полгода город опустел. В отличие от ассимилировавшихся корейцев, они были сезонными рабочими, поэтому отправились на родину. С тех пор прошел почти век. Многое изменилось, сносились и сносятся старые здания… Но сегодня я хочу пожелать вам всем, чтобы, как в китайском театре, в нашей жизни Добро всегда было сильнее Зла», — этими словами завершается наша экскурсия. Но участники еще долго задают вопросы и делятся друг с другом впечатлениями…

Экскурсионное бюро «Время города» работает с 17 мая. «Для начала мы взяли стандартные маршруты. Гуляем по Пушкинской, Корабельной набережной, Светланской, Алеутской. И по "специализированным маршрутам" — по китайской Миллионке, "японским будням русской истории", к дому Элеоноры Прей. Как выяснилось, именно они самые популярные, потому что таят в себе некую загадку для горожан, — комментирует Виктор Шалай. — Пока что мы обходимся услугами маститых экскурсоводов, сотрудников музея. Но мы открыты и ждем новых спикеров! Может быть, это будут прогулки по городу со старым капитаном, а может быть, откликнутся люди из мира, допустим, уголовного розыска. Будет интересно услышать истории 30-50-летней давности. Человек может быть вообще не из экскурсионного мира, но при этом так интересно о чем-то рассказывать!.. К сентябрю мы надеемся выйти с огромным веером рассказов. Чтобы вы, сходив на одну экскурсию, точно знали, что вернетесь».

Новости Владивостока на VL.ru
 
Просмотров: 718